12 декабря 2017

Ольга Титаренко: «Мой бизнес «съела» война»

титаренко

Издание «Трибун» продолжает цикл материалов о волонтерах.

Рубежанка Ольга Титаренко относится в категории людей, которые способны переубеждать. Не какими-то хитрыми приемами, а личным примером самопожертвования, сознательности, оптимизмом.

Она уверенна, что патриотизм не выражается в криках и размахивании флагом. Патриотизм – из глубины души, чувство своей земли, желание все отдать за нее. Он побудил семью предпринимателей Александра и Ольги Титаренко помогать: сначала Евромайдану, потом «Громадському ТБ», затем армии и добровольцам. Делали они это в том числе и когда в городе уже не было украинских флагов на государственных зданиях. Разговор начинаем с воспоминаний о силовом разгоне патриотического митинга в Рубежном, весной 2014. В отвагу улыбчивой и миниатюрной собеседницы сложно поверить сразу.

– Мы собрались абсолютно мирно. Было немало людей, теплая атмосфера, много молодежи. Пели, читали со сцены стихи. Настроение было отличным. Но в какой-то момент что-то пошло не так. Милиция вроде бы пыталась предупредить, но безуспешно. Одному офицеру даже разбили лицо. В итоге агрессивная толпа смешалась с нашим митингом. Я видела и разговаривала вроде бы со знакомыми мне людьми, но не узнавала их. Многие были пьяны. Они начали ломать и рвать нашу символику, а потом оттеснили молодых ребят за здание исполкома. Тех, кто убегал во дворы, догоняли и избивали там. После этого случая я разделила знакомых на «своих» и «чужих».

– Они же и сегодня в Рубежном?

– Да. Кто-то стал хитрее. Многие неоправданно рассчитывали на «крымский» вариант. Сейчас они ведут себя тихо, может еще ждут «ЛНР».

– После Майдана как и когда начали помогать армии?

– Вокруг города уже установили блокпосты. В Кременной – украинская армия. Причем, дежурили ребята в сланцах. Вопрос у нас в семье не стоял – помогать или нет. Думали, как и чем. Правда, к тому времени поняли, что в близком окружении нам общаться не с кем из-за разницы во взглядах. Собрали с мужем все, что посчитали нужным, еду, фонарики, и поехали. Вообще я серьезно занялась вопросом в соцсетях, сдружилась со многими крупными волонтерами. От них и от ребят на тех же блокпостах узнавала, в чем нуждаются. Помогали чем могли: сварочный аппарат в Николаев для бронемашин, мешки носков, свитеры, газовую печку и баллоны, участвовали финансово во многих проектах наших коллег. Мы с мужем придерживаемся принципа: «Не оскудеет рука дающего». Еще до войны помогали церкви и детским домам.

– Как отразилась Ваша деятельность на бизнесе?

– Мой бизнес «съела» война, но я нисколько об этом не жалею. Отдала бы еще больше, чтобы войны не было. Что не было возможности купить – искала у себя дома. Как-то передала все сумки и медикаменты волонтерам, которые комплектовали аптечки для армии.

– Как жилось во время хозяйствования в городе сепаратистов?

– Помню гранатометы на КАМАЗе возле Трубного, помню как «герои» провоцировали наших солдат, стреляя минометами из двора 10-й школы. Представляете, что было бы, если бы прилетела «ответка» в густонаселенный 7-й микрорайон?! Я это время пронесла через себя. Нам повезло, что город остался практически целым. Если боевики вернутся , то Рубежного не будет. Это я говорю всем, кто поддерживает идею «русского мира». Мне волонтеры из других городов много раз предлагали – "Давай мы тебя вывезем". Признаюсь, было мимолетное желание. Но потом подумала: "А кто останется тут?". Оставаться было ради чего, у нас в Рубежном понемногу организовался круг единомышленников.

– Каким Вы запомнили освобождение города?

– Помню ребят из 30-й бригады, Луганска-1, которые освободили нас. Воспитанные, стеснительные. Бабушки с округи пытались их накормить. Мы собирали им помощь, подружились со многими. Жаль, что после Иловайского котла многим не могу дозвониться. Может, что-то с телефонами, а может… Вспоминаю, когда осенью к нам прибыл 39-й батальон территориальной обороны из Днепропетровской области. Их выгрузили неподалеку от Воеводовки, в лесу с одними спальными мешками. Земля мерзлая. Мы с волонтерами нашли экскаватор, бревна, мешки, помогли им вырыть землянки. Обустраивали ребят как можно лучше, чтобы они не чувствовали себя брошенными. Потом оказалось, что и в Воеводовке тоже есть неравнодушные люди. Причем, чуть ли не половина села. Они возили ребятам готовую еду, помогали всем чем могли. Низкий им поклон. Горжусь своими земляками.

– Какой момент из событий последних двух лет стал для Вас переломным?

– Еще во время расстрела Небесной сотни почувствовала себя маленьким человеком, который не способен повлиять на ситуацию. Был еще один момент: подлый… расправа с украинской колонной возле нашей ж/д станции. Это то, что заставило меня действовать еще активнее. Хотя с тех пор меня не покидает чувство, что все равно делаю недостаточно.

 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Сделай свой вклад в развитие социальной журналистики! Сбавьте социальное напряжение в обществе. Мы предлагаем вам сообщить информацию о событиях в Донбассе, которая рассказывает всю правду о жизни и войне на Луганщине. Все нужно рассказывать через истории жизни обычных людей. Моб. 063 409 98 64, tribun7989@gmail.com
Добавить


Другие статьи рубрики

Популярные

Войти

при помощи учетной записи на сайте Трибун

У вас нет логина? Зарегистрируйтесь

Никнейм или e-mail:
Пароль:

Или используя аккаунт от соцсетей:

Регистрация нового аккаунта

У вас есть логин?

Никнейм:
Пароль:
Подтвердите пароль:
E-mail:
Операция выполнена успешно!