17 октября 2017

Владимир Тимко: Я уважаю всех предпринимателей, от уличных торговцев до крупных бизнесменов

тимко

Он импульсивен. Его оценки людей и событий подчас нелицеприятны и категоричны. Но даже недруги вряд ли могут всерьез усомниться в его искренности. Если предположить, что бизнес – как профессия и способ существования – впитал в себя кое-что от спорта и кое-что от философии, то кажется вполне закономерным, что Владимир Тимко – один из тех, благодаря кому в Рубежном появились компании «Микрохим» и «Фармбиотест», – выбрал для себя именно этот путь. В свои «за пятьдесят» он лишь недавно прекратил играть в волейбол, которым занимался с юности, а когорту его любимых авторов открывают Бертран Рассел и Андрей Сахаров – люди, по оценке ряда влиятельных изданий, входящие в десятку самых великих умов минувшего столетия. Чисто спортивный азарт в достижении поставленной цели у него вполне гармонично сочетается с желанием осмыслить все то, что происходит вокруг. С ним есть о чем поговорить. Особенно накануне Дня предпринимателя.

 

– Владимир Григорьевич, как вы считаете, почему в обществе отношение к бизнесменам в массе своей негативное?

– Разные модели жизни. Попробуйте заставить человека, который семьдесят лет не был «моржом», полюбить ныряние в прорубь. Он не только не согласится. Он будет тыкать в вас пальцем. А если вы вдобавок будете здоровы – что весьма вероятно для такого образа жизни, – то он еще примется вам завидовать. Человек вообще любит комфорт, а бизнес почти всегда диктует свои условия, зачастую, отнюдь не комфортные.  В Советском Союзе был бизнес?

– Не знаю. Был?

– В Советском Союзе был Госплан. И не было рынка. Потом нам сказали: «Ребята, рынок! Он все сам решит!» Помните все эти программы Шаталина-Явлинского? «500 дней». Полтора года – и все, заживем! Не получилось. Если говорить конкретно о нашем городе, то, к примеру, рубежанские  красители стали не конкурентоспособны. Поскольку Китай, сумевший переставить коммунистическое государство на капиталистические рельсы (и в этом у него, кстати, есть чему поучиться), наводнил рынок своими, более дешевыми. С пентаэритритом, который производила «Заря», – та же история. Вообще вписываться в новые реалии было мучительно тяжело даже на персональном уровне. Для меня – в том числе. Когда пошли все эти «тектонические сдвиги», я руководил научно-техническим центром на «Заре». 2000 год. 15 лет работы за плечами. Опыт. Мне говорили: «Ты с ума сошел? Куда ты собрался? Должность, зарплата – ты что!» И я вам скажу: да, выбор был очень сложным, но он был сделан. В пользу бизнеса.

– Не пришлось пожалеть о таком шаге?

– В смысле – не хочется ли иногда покоя? Того, чтоб о тебе кто-то позаботился? Например, государство. (Смеется.) Хочется. Но редко. Потому что бизнес – это образ жизни. Ты принимаешь решения. И ты несешь за них ответственность – в смысле конечного результата. Я вообще считаю,  что настоящий бизнесмен не может жалеть о выборе, он может сожалеть только об ошибках на этом пути.

– Какие стандарты жизни и модели бизнеса вам ближе?

– Знаете, в одном умном фильме сравнивали Европу с Америкой. В Европе высокие социальные стандарты. Защищенность. И это правильно. Потому что так жить – комфортно. Но есть и другая правда – правда Соединенных Штатов, где выше всего ценится свобода. И именно эта свобода в конце концов и сделала США лидером мировой экономики.  Да, там жесткие правила. Но они стимулируют развитие. И конкуренцию. К примеру, Билл Гейтс был в свое время оштрафован на $800 тысяч за то, что должным образом не проинформировал американские антимонопольные органы о покупке акций одной фармацевтической компании. Билл Гейтс! Богатейший человек США вот уже двадцать с лишним лет! Много вы знаете подобных случаев из отечественной истории? Или, допустим, другой пример поощрения конкуренции. Примерно четверть всего мирового авторынка приходится на США. Но при этом там никому в голову не придет взять и запретить импорт японских автомобилей ради того, чтобы создать тепличные условия для своих концернов!

– Вы американофил?  

– А вы хотите сказать, что путаете Силиконовую долину со Сколково? Бросьте! Сказки про тупых «пиндосов» – это для дураков. Почитайте историю Америки. Меня когда-то поразил один исторический факт. Если дети первых колонистов прогуливали школу, знаете, кого наказывали? Родителей. Потому что там серьезно относились к образованию. Даже в то время. Посмотрите первую двадцатку лучших университетов. Кто там? США и Великобритания. И по одному вузу из Канады и Швейцарии – в качестве «экзотики». Стоит ли удивляться, что Америка задает тренд: зарабатывать умом. Сегодня капитализация компании «Apple» превышает капитализацию российского «Газпрома». И это логично. Тут нет случайности. Общество, в котором реализуются модели Гейтса и Джобса – вы же понимаете, – оно навсегда опережает то, где царствуют олигархи. Как у нас. Или как в России. Неважно. Воровать в государственных масштабах и внедрять инновации – это абсолютно разные способы получения богатства. Во втором случае богатым быть не стыдно. Ну, правда, в первом – тоже как-то не очень стыдятся…

– Бизнес может быть морален?

– Бизнес может чувствовать свою социальную ответственность. И должен. Но тут вот какое дело: если фискальные органы снимают с тебя три шкуры, то ты как-то бываешь не очень расположен к благотворительности. Чтобы кому-то помогать, нужно иметь из чего. Из каких средств.

– Компания «Микрохим», генеральным директором которой вы являетесь, она все-таки…

– Нет-нет-нет!

– То есть она… не чувствует свою социальную ответственность?

– Компания? Чувствует. Просто я не генеральный директор. Генеральный у нас – Бренер Михаил Александрович.

– Хорошо. А вы?

– А я – просто директор. Который – да, чувствует свою ответственность. Перед коллективом. Перед обществом. В нынешней ситуации войны – особенно. Мы ведь не только, допустим, помогаем препаратами лечебным учреждениям города. Мы помогали и сегодня помогаем нашей армии.

– Бизнесмен – это патриот?

– Знаете, у нас есть олигархи, у которых по три паспорта. Украинский, израильский, еще какой-то. Но олигархов я бизнесменами не считаю. Поэтому что ж о них-то говорить? Буду говорить о себе. В 2005-м, еще после того Майдана, у меня, помню, был разговор с одним белорусским коллегой. Умный человек, много чего знающий и много чего умеющий. Но он искренне недоумевал, когда я ему говорил о том, что у нас в стране произошло, и как я к этому отношусь. Он меня спрашивал: «Володя, зачем тебе все это надо?» И я тогда ему ответил фразой, суть которой осознал, возможно даже, позже, чем ее произнес. Я сказал: «Понимаешь, я впервые ощутил себя гражданином». Для меня эти ощущения – гражданина – очень важны. И важно, чтобы была возможность реализовывать какие-то проекты именно здесь. На родине. Важно не допустить ситуации, когда единственным выходом остается эмиграция. Кому стало легче от того, что после революции Сикорский уехал в Америку? Создал свои вертолеты там, а не здесь, в Киеве.  

– Сейчас у нас тоже война. Некоторые бизнесмены – да и не только бизнесмены – уезжают в Европу.

– Я не могу их осуждать. Это их выбор. Но это не мой выбор. Даже когда в Лисичанске сидел Мозговой, а на блокпосту между Рубежным и Северодонецком стояли так называемые «ополченцы», «Микрохим» не останавливал производство. Мы работали. И это был наш выбор.

– «Фармбиотест» тоже работал?

– «Фармбиотест» мы тогда только-только запускали. И это, кстати, совершенно новое направление. Не только для нас. Клиники, которая бы проводила подобные исследования и делала бы подобные анализы, нет в Украине. А потребность в ней – есть. Сейчас объясню. Есть такой метод – биоэквивалентность. В чем его суть? В том, что берутся два препарата – например, «Виагра», которую выпускают американцы, и «Тегрум», который разработал отечественный производитель, – и проводится сравнительное тестирование. На основании него дается заключение: оба препарата действуют на организм аналогичным образом. Почему это важно? Потому что пациент, принимающий отечественный, более дешевый препарат, должен быть уверен, что это средство обладает тем же лечебным эффектом, что и его зарубежный аналог. В сущности, таким образом у нас – в Украине, в Рубежном – «имплементируются» стандарты медицины мирового уровня. Это все серьезные вещи. А в серьезные вещи приходится вкладывать серьезные деньги. Современное оборудование, дорогостоящие препараты, высококлассные специалисты. Все имеет свою цену. Да, мы сейчас получаем – или, вернее, пытаемся получить – здесь доход. А где вы видели недоходный бизнес? Это профанация. Мы получаем доход, но он в значительной степени уходит на дальнейшее развитие. Поэтому все разговоры о том, какое это замечательное занятие – грести деньги лопатой… Как сказал один рубежанский предприниматель: бери лопату, становись рядом и греби. Ну если все так просто!

– Не каждому же быть бизнесменом.

– Конечно. Но общую для всех формулу успеха это не отменяет.

– Цель плюс упорство?

– Можно даже проще: девять раз упасть и десять раз подняться.

–Чего, по-вашему, не хватает местному бизнесу? Да и вообще – украинскому.

– На данный момент для местного бизнеса необходима, прежде всего, гарантия безопасности. А если говорить об  общеукраинском подходе, то здесь предстоит сделать очень и очень многое…

Но на мой взгляд, главное, что должно понять государство и общество: только бизнес способен вывести страну на путь процветания.

– Накануне Дня предпринимателя вы именно этого желаете «коллегам по цеху»? Хороших законов, адекватных «мытарей»…

– Я желаю всем удачи. Это все ерунда, когда говорят, мол, сильному удача не нужна. Еще как нужна! Не меньше, чем слабому. Хотя что это за категории – сильный, слабый… Я лично уважаю всех предпринимателей, от уличных торговцев до крупных бизнесменов. И пусть, повторяю, каждому из них улыбнется удача!

– Последний вопрос. Как думаете, сегодняшнее общество в состоянии полюбить саму фигуру бизнесмена?

– Что это вас на «матримониальную» тематику потянуло? «Полюбил», «разлюбил»… Пусть оно себя полюбит, общество. Полюбит проявлять немного больше инициативы. Направленной не на разрушение, а на созидание. Полюбит контролировать власть. Полюбит, чтоб бюджет города, страны позволял нормально жить и развиваться. Если общество все это «полюбит», как вы выражаетесь, тогда оно, пусть вынужденно, но все же придет к пониманию: бюджет – это то, что наполняют предприниматели. Знаете, какую часть бюджета США формирует средний бизнес? Более шестидесяти процентов! Я не уверен, что где-нибудь в «черном» Гарлеме все прониклись нежным чувством к этим «лейтенантам бизнеса». Но в целом общество все-таки осознает, за чей счет оно живет.  Мне кажется, понимание механизмов куда важнее любви к их отдельным элементам. Оно в состоянии удержать человека от неразумных, порой абсолютно идиотичных поступков. А страну – от потрясений и катаклизмов, вроде тех, которые Украина сегодня переживает. Ответил я на ваш вопрос? Ну, тогда еще раз: с праздником всех!

 

Беседовал Денис МАРЬЯНОВ

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Сделай свой вклад в развитие социальной журналистики! Сбавьте социальное напряжение в обществе. Мы предлагаем вам сообщить информацию о событиях в Донбассе, которая рассказывает всю правду о жизни и войне на Луганщине. Все нужно рассказывать через истории жизни обычных людей. Моб. 063 409 98 64, tribun7989@gmail.com
Добавить


Другие статьи рубрики

Популярные

Войти

при помощи учетной записи на сайте Трибун

У вас нет логина? Зарегистрируйтесь

Никнейм или e-mail:
Пароль:

Или используя аккаунт от соцсетей:

Регистрация нового аккаунта

У вас есть логин?

Никнейм:
Пароль:
Подтвердите пароль:
E-mail:
Операция выполнена успешно!