12 декабря 2017

Путешествие в Луганск: Когда ценность жизни стремится к нулю (продолжение)

Луганск

Вчера я вернулась из Луганска, где не была почти 2 года...

Продолжение...Начало доступно по ссылке.

Люди и население

Я уже писала, что в этой поездке ни разу не оставалась один на один с Зоной, мои луганские сталкеры максимально щадяще провели меня по этой территории абсурда. С некоторыми из моих ангелов-хранителей я регулярно вижусь в Украине, но многих слышу только по телефону. Все они сдали за эти два года – горе не молодит.

А то, что там происходит, иначе, чем горе, не назовешь. Попробуйте жить на копейки в постоянном стрессе, скрывая свои эмоции; фактически потеряв все, что нажили; лишившись отнятой родины, друзей, внезапно сошедших с ума; среди покорного стада, лижущего своих мучителей-«освободителей» и грызущего рядом стоящего соотечественника. Как им удается выживать, оставаясь людьми, в этой обстановке я не знаю. Счастливы те, кто не умеет и не хочет думать, сопоставлять информацию.

Все мои люди разные – интеллектуалы или трудяги,активные фейсбучники или полные профаны в IT, пожилые, среднего возраста,молодые, но все они умеют думать. И все они там во внутренней эмиграции. Легче, наверно, тем из них, кто живет в частном секторе – они закрывают за собой калитку и остаются в своем маленьком мирке, создавая иллюзию нормальной обстановки и сведя до минимума общение с адептами рыспублики. До полного изнеможения вкалывают на огороде – с одной стороны, натуральное хозяйство облегчает выживание при скудных ресурсах; с другой, отвлекает от происходящего. Хуже тем, кто живет в квартире и работает, каждое погружение в агрессивную среду – стресс.


Я не знаю, что мне делать с этим букетом несчастий, чем и как помочь этим людям, кроме сочувствия и участия. Думаю, что у каждого из читающих мои посты там, в Зоне, тоже остались те, кто любит и ждет Украину. Но они незаметны – их выживание зависит от степени их конспирации. Не надо думать, что я страдаю манией преследования, но Маша Варфоломеева (которую, слава богу, удалось освободить), Эдвард Нед, Савелий Вассерман, Геннадий Беницкий, Станислав Васин, недавно исчезнувший в Донецке, и многие другие блогеры и обычные люди, о которых мы даже не знаем, не дают забыть о том, что инакомыслие в донбасском Сомали искореняется жестоко.

Поэтому, как бы мне не хотелось иллюстрировать заметки о населении Зоны яркими рассказами моих визави, я пока не буду этого делать – слишком узнаваемы места их работы. Тем более, что традиции скрепоносного Луганска сильны – недавно в Большой Вергунке соседи написали донос на сына моей сотрудницы, который приехал проведать маму из Харькова (слава Богу, полицай, пришедший на проверку, оказался его одноклассником и дал возможность парню уехать). Когда делилась впечатлениями о поездке с одним из давних луганских друзей (за ним, кстати, тоже приходили нелюди с автоматами, видимо, по наводке коллег, но уже после его отъезда – соседи сообщили), он засмеялся и рассказал мне такую забавную историю. До войны он плотно работал с луганскими архивами, составляя и расширяя свій Родовід.

И в поисках случайно натолкнулся на такой протокол: в приемной немецкой комендатуры в 1942 году подрались два члена подпольной коммунистической диверсионной группы (их готовила и оставляла Ком.партия на оккупированной территории) за право первым сдаться и сдать членов своей ячейки. А ведь после войны многие из них остались безнаказанными и, более того, опять влезли в руководящие органы советской власти. Я знаю, что самые длинные по Украине списки добровольных кандидатов в полицаи были как раз в Донбассе, т.е. на территории теперешних Донецкой и Луганской областей.

Может быть, поэтому потомки этих гнилушек так раздували миф о практически безобидной для немцев Молодой Гвардии (страшно жалко погибших мальчишек и девчонок, но от фактов не уйдешь – немцы ими практически не занимались, раздули дело,расследовали, пытали и убивали местные полицаи, а перепуганные дети сами сдали всех, хотя дело могло ограничиться наказанием нескольких расхитителей немецких новогодних подарков). И всячески преуменьшали и замалчивали роль УПА в борьбе с немцами, хотя западенцы наносили гораздо больший урон.

Ладно, вернемся к нашим дням. О людях можно говорить бесконечно долго, но населения везде, в любой области, гораздо больше, чем людей, и Луганск тут не исключение – от откровенных адептов русского мира до « я ничего не знаю и знать не хочу» (моя соседка по автобусу – за три года она ничего не поняла и не пыталась, но ей все должны). Ну, с рашистами я просто не общаюсь, а с разными сортами равнодушных приходится. Уже научилась преодолевать брезгливость и раздражение, но стараюсь свести к минимуму контакты с луганскими идиотиками, испортившими жизнь себе и косвенно погубившими массу людей, но так ничего и не понявшими. Причинно-следственная связь между голосованием за Янека и Партию регионов, карнавалом возле СБУ, рыфырендумом 11 мая и теперешним жалким существованием для них отсутствует.

Смертность в Луганске большая. Страшный рост онкологии, причем, часто у молодых. Многие умерли от инсультов и инфарктов после окончания острой фазы войны. В Олином подъезде у наших хороших соседей сразу 2 трагедии – два года назад от перитонита (не сделали вовремя операцию по удалению аппендицита) умер старший сын, а год назад от инсульта скончалась Таня. Они с Толиком были очень дружной замечательной парой. Я не узнала в подъезде неряшливого старика с потухшими глазами – до войны он был статным веселым щеголеватым. Их жизнь тоже разрушила война.

Соседи, с радостью ожидавшие русский мир, теперь жалкие и осторожные, но по-прежнему виновата во всем Украина. Население всегда право, оно не делает ошибок, у него нет обязательств - ему все должны, оно не признает элементарной логики и быстро заводится, когда ему начинают задавать неудобные вопросы. Для него главное, чтоб кто-то платил пособие (источники неважны), исправно показывал дурные сериалы и доступно вкладывал в остатки мозгов простые (ключевое слово) основы устройства их жизни. Что в них хорошо, они привыкли к повиновению, и, если начинаешь их затыкать громко и уверенно (бывает, что уже невмоготу слушать дремучий бред, особенно, когда стоишь в очереди или едешь в автобусе, т.е. не имеешь возможности уйти), то они быстро переходят на злобное шипение и сдуваются. Кстати, здесь, в Украине, в электричке или на базаре, то же самое. Но тут у меня аргумент другой – сразу предлагаю зрадофилам «махнуть не глядя» их украинское жилье на мое лугандонское и строить ссср там. Обычно после этого дискуссия заканчивается. Что страшно сейчас в Луганске, так это то, что исчезли все нравственные нормы.

Несмотря на рассказы о том, что война сделала луганчан сплоченнее, добрее и дружнее, - это такой же миф, как надои и покосы в молодой рыспублике. Луганская очередь, особенно на КПП, или погрузка-выгрузка из транспорта – квинтэссенция хамства, невоспитанности и безжалостности. Могут возразить – подумаешь, прошла туда-обратно, нельзя делать выводы за один раз. Но ведь тот, кто постоянно проходит эту пытку, подтвердит, что это правда. Эта постоянная трамбовка очереди, даже если КПП закрыт и никого не пропускают – по-моему, массовое нервное заболевание. Население, как голуби: где едят, там и гадят (это я об их отношении к Украине), и без доли сомнения добьют и сожрут раненого сородича.

А о железной логике можно рассказывать вечно. Прошу в очереди: «Будьте людьми, не толкайтесь, не бейте рюкзаком в больное плечо». Ответ: «А что мы? Вот в Западной, на границе с Польшей, еще хуже». Я: «Вы там были?». «Нет, нам по телевизору показали». Помолчали пять минут – и начинают обсуждать безвиз: «На фига он нужен? Укропы нищие. Кто туда поедет?». А как же западная граница с очередями и толкотней? Ощущение, что к нам сюда они едут только, чтобы убедиться, что у нас хуже и порадоваться этому. А уж они сумеют найти, да достаточно Интер посмотреть.

Страшно, что в прошлом нормальные высококвалицированные люди теперь потеряли всякие берега. На вопрос: «Что хорошего произошло в вашей новой жизни? Чем она лучше довоенной?» следует ошеломительный ответ: «Зато я теперь езжу за полцены на маршрутке». Стоило бороться – побороли поезда, самолеты, большие автобусы, банки, нормальную жизнь…

Когда много ходишь по городу, бросается в глаза количество пожилых мужчин с палочками, расхаживающихся после инсульта, почему-то женщин таких меньше. Мало молодежи, хотя и значительно больше, чем в 2015. Много чужих – русско-российская речь отлична от русско-луганской. Я просто спросила у молодой мамы возле садика на Молодежном, из Коми она или из Удмуртии, соврав, что я из Казани. Из Саранска, муж служит, надо же как-то зарабатывать… Дети на улицах есть. И боюсь, что это мина замедленного действия для Украины, даже, если Донбасс в ближайшее время вернут.

На Левченко открыли на месте техникума казацкий лицей, где выращивают кизячков с встроенными нагайками. Хотя, кто знает, как дети относятся к постоянному идеологическому насилию. Идя к одной из подруг, живущей в самом центре, я глянула на ребят возле престижного лицея, и так жалко стало, что из них растят наших врагов. А потом, пока ждала у подъезда, когда подруга спустится за мной, вдруг увидела родное: «Слава Украине! Героям слава!». Говорит, что написал кто-то из молодняка. Но уже третий месяц никто не закрасил и не заложил. Отвыкла я за последнее время от красивых луганских молодиц с безумным гримом, полметровым маникюром, в кислотных тряпках и на лабутенах нах. - особенно в машрутках здорово рядом с ними. Но то таке – красиво жить не запретишь. Но в целом, везде подавляющее большинство пенсионеров, а не пионеров. Улыбающихся веселых людей тоже очень мало. Впечатление депрессивного региона постоянное.

Хотела коротко, получилось опять длинно. Ну, ничего, осталось чуть-чуть, про магазины,цены и мифы.

Магазины, базары и цены

Нужно побыстрей заканчивать непутевые заметки, а то местная действительность так быстро лечит, что короткое пребывание в Зоне начинает казаться каким-то нереальным и с удовольствием забывается. За ту неделю, что меня не было, цветы заколосились на уровне моего роста; уложили плитку на близлежащих тротуарах; открылись новые магазинчики и кафешки; в мэрии заработали электронные услуги; мороженщик под окнами добавил еще 20 сортов мороженого (как же тут худеть?!). А когда мы с Астой ходим в парк встречать Саню с электрички, я не выберу, куда смотреть –то ли на тренировку малолетних футболистов, то ли на молодых пап и мам с детишками, то ли на спевку местного ансамбля – короче, по сравнению с «процветающей будущей Швейцарией» «развалившаяся Украина» явно выигрывает. И фото сегодня будут не из луганских магазинов, а из сегодняшнего вечера.

 У меня особо не было интереса ходить там по магазинам – иждивенческие настроения подпитывались постоянными гостеваниями, а президентских шоколадок на презенты я притащила полсумки. Но по дороге на квартиру проходила через Восточный рынок и прилежащие ряды. Увы, этот полосатый ландиковский гадюшник и война не берет. Есть все, цены на овощи-фрукты немного выше, чем у нас, но как-то оно все некомфортно расположено, тротуара совсем нет и идти тесно.

Очереди за крестьянским молочным и за курами. Собиралась пофотографировать в «Ворошиловградском», но там было так пусто, что скучающий охранник все время бродил следом за мной. Товаров много – особенно впечатляет ассортимент водки. Понравилась бутылка с нарисованной закуской. Везде вывески – «Товары, произведенные в республике». Это хлеб, крупы, колбасы, водка.

Масса несъедобных российских товаров – изумление берет от ноу-хау: сыр, который трещит на зубах и не плавится на тосте; молоко, которое 10 дней не киснет без холодильника; колбаса, от которой шарахаются даже уличные кошки; сливочное масло со вкусом маргарина, и много-много другого. Съедобная колбаса от 700 руб. (350 гривен). Полно конфет с поразительными названиями, от которых у человека с фантазией пропадает аппетит: «Укус женщины», «Слеза мужчины» (эти можно есть, но цена около 600 руб.), «Кочегар Петя», «Плотник Вася». Все, что дешевле 500 рублей, напоминает по вкусу сладкий пластилин.

Есть и еще креативчик: конфеты «Марсианка» делают на мелком подмосковном заводике, который раньше выпускал химическое оружие – интересно, посуду они помыли? Не знаю, где выпускают все остальное, но изжога мучила меня там постоянно, даже после белорусского сока – дома практически никогда такого явления не было. В отделе вод «порадовали» «Моршинская» и «Миргородская». Хлеб портится на следующий день, если не в холодильнике. Пенсионерам туда можно ходить, как в музей.

Вышла на рынок рядом купить клубники на гостинец. Феномен – даже если ты один покупатель на весь ряд, то внимания на тебя все равно не обратят. А когда нехотя нагребут совком в пакет (пластиковых коробочек нет), опять почувствуешь разницу – никаких тебе «будь ласочка, приходьте ще». Суровы и неприступны луганские торгашки. Да, клубника от 120 руб. до 90 (стекшая). В Станице – 25 гривен в розницу (и в привычных лоточках), 20 – если берешь ведро. Естественно, прут в город, невзирая на все препоны. Да, забыла, есть еще «Шахтерские торты» какого-то кооператива. Говорят, что хуже довоенных, но я не пробовала. Народ старается найти вкусное украинское, везут продукты и из Станицы, когда с ними пропускают. Полиция везде гоняет бабок с пучком лука. Нужно покупать недешевый патент, чтобы торговать. И недюжинная воля, чтобы там жить. 

Мифы и реальность
Это последний пост о моей последней поездке в Луганск. Не удержусь от цитаты – случайно, но ко времени попалась на глаза очередная статья замечательной Инны Юрьевой в последнем «Зеркале недели».

Итак, Инна Юрьева. «Мифы – на то и мифы, чтобы не нуждаться в доказательствах. Если человек интуитивно согласен с предложенным мифом, он и не подумает отнестись к нему критически. Миф заполняет зоны незнания-невидения и работает информационной заплаткой в картине мира, которую создает наш мозг. А потом диктует решения и поступки…»

Мы удивляемся, почему они верят нелепым бредням про распятых мальчиков и снегирей. Потому, что интуитивно согласны с главным мифом о том, что Украина – уродская людоедская недострана, от которой лугандонию так лихо «освободили» мышебратья. И что им было бы еще хуже, чем сейчас. Это позволяет снять с себя ответственность за собственную глупость и бездумие и оправдать бесчеловечные условия их теперешней реальности. Почва тщательно вспахивается российскими и местными телеканалами. Я давно не смотрела подряд русские каналы (иногда в Ютубе отдельные выдержки).

В Луганске часа три была у подруги, где фоном был включен телевизор с «Россией 24». Не ожидала, что мы так поработили русликов, - от крикливых шоу до новостей все занято Украиной – я узнала и про помятый костюм Климкина, и о том, что пьяного Порошенко в Америке дальше туалета не пустят, и о том,что у нас давно голод, болезни, нищета… Час они убивались по поводу нашего безвиза, казалось бы – какое вам-то дело? Не, вру, кроме нас еще про старую жену Макрона рассказали. И это при том, что собственный вместо жены на прием выходит с очередной собакой, детей шифрует, как агентов ЦРУ и практически невыездной, разве что в Таджикистан. Только прогноз погоды про себя, но с теми же крикливо-агрессивными интонациями, будто и дождь в Саратове нужно в чем-то обличить. Интересно, как там готовят дикторов – кто кого перекричит?

А вечером уже в месте основной своей дислокации решила посмотреть Луганск 24 (названия и интонации под копирку с русских). Сначала смеялась над манией величия: "Министерства; департаменты; столица; глава – через слово, с подобострастным придыханием, раз 100; воссоединение народа Донбасса – тоже много раз; временно оккупированные карателями территории – и это не только о Старобельске, а и о Луцке».

Но когда это повторяется косноязычным луганским диктором, который даже читать бегущую строку не умеет, многократно, рвотный рефлекс таки берет верх. И на очередном сюжете, как с территорий Украины, «временно оккупированных Украиной», в лыныру тыщами едут лечиться (сколько там не хватает мед.работников всех звеньев можете посмотреть в списке вакансий, а читающие меня мои любимые луганские врачи, наверно, знают, сколько их коллег переехало из "столицы") на примере какого-то алкаша с размытым лицом, наконец-то терпение лопается и наступает тишина.

А, да, еще доброму главе в раше дали списанные автобусы, чтоб ему легче было доставлять голодное население к Станичному КПП за украинской пенсией, нормальной едой, Новой почтой, к поездам. Население кричит «Слава главе» и бежит на Полтинник занимать с 2-часов ночи очереди на зеленые автобусы, даже комендантский час как-то обходят. Интересно, вспоминают ли они времена, когда джаббина глава разве что в страшном сне могла присниться, а с этой самой остановки каждые 5 минут уходили автобусы в разные села и дачные массивы? И до богатой красивой Станицы ехать было 20 минут без всяких КПП? Видимо, нет.

Зато на следующее утро в очереди на КПП беззубые заморенные пенсионеры с палочками и признаками всех почечно-печеночных болячек на лице, упоенно пересказывали друг другу, как укропы пачками мчатся на бесплатное лечение в рыспубликанские больницы. На мой простой вопрос: «А вы-то что не лечитесь?» сначала простодушно ответили, что денег на лекарства нет, а потом надулись и замолчали. Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что я знаю людей, которых пролечили бесплатно (правда, дедовскими методами – гайморит они иначе, чем пробиванием, не умеют, по себе помню). Но почему-то не всех касается. Диабетчики лечатся за свой счет. В 3-й детской – полный караул со всем, от кормежки до нехватки персонала и, вследствие этого, элементарной некомпетентности. А дети болеют часто – столько дряни в воздухе и воде от «защитников».

Если в Зону когда-нибудь вернется Украина, то надо бы не оставить вниманием и незаметных серых мышек: работников культпросвета, организовывавших бесконечные праздники с неизбежной идеологической прокладкой; учителок, вливавших яд в неокрепшие детские мозги; библиотекарш, распространяющих мифы среди населения искусно и достоверно («одна читательница сказала» и дальше уже типа от очевидца). Кстати, расчет на эти категории населения делается россиянами и у нас.

Я перед отъездом занималось варварством –вырезала несколько страниц в книге, которую мне дали почитать в нашей библиотеке в самом центре Украины рядом со столицей (типа новинка, способная авторша). Оказалось, слащавая русская жвачка, в которой очередная бедная Золушка-белошвейка, положительная до приторности, нашла себе красавца-богатея-кузнеца, тоже ужасно положительного, но временно женатого.

Дочитывать эту муру я не стала, но зацепили тонко вписанные в положительную канву героя странички о его сочувствии и всяческой помощи луганскому народу (есть и такой народ в их воображении), пострадавшему от злой хунты. Сначала хотела всю книгу уничтожить, потом решила удалить только эти страницы. А ведь до меня эту свежую русскую муру, неизвестно почему попавшую в нашу библиотеку, уже читали несколько человек, и никто ничего не сказал. А может и посочувствовали бедным луганчанам и еще больше возненавидели Порошенко, который всемвседолжен. Ваты и здесь хватает, только она боится наглеть. Ладно, отклонилась от темы.

Удивительно, конечно, что такими косными и дремучими оказались люди, которые по роду работы обязаны иметь развитый интеллект. Что страшно, в быту они зачастую милейшие порядочные люди, небогатые и неустроенные в жизни, но совершенно не осознающие свою роль в построении территории абсурда. Им доверяют, т.к. они свои, понятные и доступные. И безоговорочно верят.

Правда, когда попадается такая укропская гадюка, как я, и начинает задавать конкретные вопросы, тут выясняется, что конкретных ответов почему-то нет. Я отдавала в луганскую библиотеку книги, Олины вещи (живут библиотекарши скудно и бедно, но служат с душой) и вынуждена была недолго пообщаться. Я не могу сказать, что они мне безоговорочно несимпатичны, скорее вызывают изумление и жалость. Недавно они обе были в Киеве, но кроме толкучки в метро ничего не увидели.

Сыновья обеих работают в России по-черному и почти задаром, т.к. получить хоть какой-то статус или вожделенное гражданство – дело долгое и дорогое. А как же тогда «мышебратья», поддержка фейковых недореспублик и пр. ? Не понимаю. А меня уже начинают кормить следующим мифом, как со злой голодной Украины все возвращаются к доброму главе. Говорю, что, наверно, есть и те, кто вернулся к двухпенсионному счастью, но ни среди наших знакомых, ни у детей нет ни одного, кто вернулся. Не верят.

Похвастались достижениями рыспублики – поставили в библиотечные филиалы старые компьютеры с теплыми, любимыми всеми кошками, ламповыми мониторами (помните, эту серую прелесть – у нашей Нюры был настоящий шок, когда его заменили плоским) и провели интернет, усеченный местной блокировкой крамольных сайтов. Теперь библиотекари получили кусочек власти, выделяя студентам и школьникам время по расписанию. Мне с гордостью и задором предъявили это достижение – мол, у вас там, на «временно оккупированных Украиной территориях» такого не бывает. Та да.

Не знаю, малолетки у нас работают ли за компами или только с айфона в интернет лазят, но в очередях на полчасика халявного интернета точно не стоят. А бабульки в здешнем парке с таким азартом обсуждают новинки сетей, что мне иногда становится стыдно за собственное невежество. Потом затронули интересующую меня тему. «Одна читательница» сказала, что в центре Луганска харьковчане массово скупают квартиры, потому что у нас дешево (если такой бешеный спрос, то почему ж цены так падают при полном отсутствии массового строительства? Не, экономику у них в ВУЗе не читали), а там, в Харькове голод, безработица и полная цензура всего. Вот и едут, и едут…

- «Дайте же мне скорей координаты этой читательницы, может, мне тоже удастся впарить этим малохольным гепкодобкиным дочкину квартирку, пока ее молодая срана не конфисковала», - сразу же закричала я.

- «У нас никто ничего не конфискует. И говорить можно все, что хочешь, не то, что у вас. Нам «другая читательница» рассказала, что прямо с ее лекций СБУ студентов забрало».

- «В Нац.Гвардию?» - живенько поинтересовалась я.

- «Нет. Только за то, что рассказывали, как в Луганске хорошо жить».

Замолкаю. Когнитивный диссонанс среди банок с запасенной водой и устойчивым унитазным запахом безводного хорошего города, в котором все хотят жить. Только где ж тут жить, когда все вернулись, да с приплодом? Видно, только мой подъезд полупустой. И почему нужно преподавать или учиться в ненавистной Украине, когда можно это же делать в новоявленной любимой и процветающей «столице»? Чувствую, что пора уходить, чтобы расстаться хотя бы на нейтральной ноте. Ей-богу, эти несчастные советские библиотекарши отнюдь не худшие представители того, что обитает сейчас в Луганске. Но напоследок все-таки не могу удержаться и спрашиваю, что потом было со студентами.

- «Никто не знает, где они теперь», - скорбные глаза к небу. И губы куриной гузкой.

- «Неправильно это. Я бы на месте СБУ показательно порола, рвала над головой украинские паспорта и торжественно выставляла в вашу швейцарию», - наконец, вырвалась из меня на волю страшная укропская хунта.

Прощаюсь, послушав напоследок про то, как облучают людей Луганска страшным оружием с Счастьинской ТЭЦ (бедные вы мои, после останскинского облучения вас уже ничего не возьмет), и искренним сочувствием, что у нас там, в Киеве, все еще хуже, чем здесь. Прослезились, попрощались, легкой дороги пожелали (а нет, увы, пока отсюда легких дорог, девочки) и подарили на память грустного луганского ангела. Многие в войну начали заниматься доступной подспудной психотерапией, т.е. рукоделиями: вышивать нитками и бисером (помню, как мы на встрече с Оленой Степовой, когда ее подруга Алина ехала домой, тоже передавали в Зону шаблоны вышивок), вязать, выжигать, делать игрушки.

Вот и у меня на полке теперь сидит озябший, закрывшийся от мира, ангелок с трогательными поникшими крыльями в горошек. Ничего, милый мой беженец, я тебя окружу своими: доброй глиняной львовской ангелицей- хранительницей дома; мудрым немецким ангелочком-книгочеем; маленькими, да удаленькими израильтянами. Может, они сумеют тебя отогреть, и ты когда-нибудь расправишь крылья. Все буде добре в кожного з нас! Все буде Україна…

Олена Воронянська, опубликовано на странице автора в Facebook
 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Сделай свой вклад в развитие социальной журналистики! Сбавьте социальное напряжение в обществе. Мы предлагаем вам сообщить информацию о событиях в Донбассе, которая рассказывает всю правду о жизни и войне на Луганщине. Все нужно рассказывать через истории жизни обычных людей. Моб. 063 409 98 64, tribun7989@gmail.com
Добавить


Другие статьи рубрики

Популярные

Войти

при помощи учетной записи на сайте Трибун

У вас нет логина? Зарегистрируйтесь

Никнейм или e-mail:
Пароль:

Или используя аккаунт от соцсетей:

Регистрация нового аккаунта

У вас есть логин?

Никнейм:
Пароль:
Подтвердите пароль:
E-mail:
Операция выполнена успешно!